Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: абигайль фок хайнеманн (список заголовков)
22:32 

ОЭ: Ужасно любимые люди

открывающий двери ©
Просто короткая зарисовка к "Восьми шагам...", которой тоже хочется поделиться.
(Автор благодарит не только алфавит за любезно предоставленные буквы, но и прекрасных "ужасных людей" за вдохновение :red: )


Письмо пришло за завтраком. Абигайль, взяв с подноса конверт, бросила на отца быстрый взгляд, и тот молча кивнул в ответ, позволяя вскрыть письмо за столом.
Взломав печать и углубившись в чтение, девушка, тем не менее, краем уха улавливала обрывки реплик, которыми обменивались отец и гостивший сейчас в Ротфогеле генерал Хеллештерн.
— Кажется, наша девочка нас бросила, — заметил генерал, и позволил зазвучать в голосе трагическим ноткам.
— Она просто выросла, — с философским спокойствием ответил барон. — С детьми такое случается.
— Пусть это случается с какими-то другими детьми. При чем тут Абигайль? — незамедлительно возразил Хеллештерн. — И я не понимаю, почему ты так спокоен? Кто вообще этот Окделл и чего он хочет?
— Он герцог, Повелитель Скал, родственник жены регента Талига и хочет жениться на Абигайль. И кто тебе сказал, что я спокоен?
— Ну, допустим, что нет. Но ты дал согласие.
— Его дала Абигайль.
— Допустим, — с нажимом повторил генерал. — Но ты не возражал. Что в нем такого? Что он может ей предложить?
— Могу дать почитать.
— Что, прости? — переспросил Хеллештерн. — Почитать?
— Почитать, — подтвердил барон. — Молодой человек любезно предоставил довольно любопытный перечень всех прав и привилегий, которые получит Абигайль, как жена герцога Окделла. И устно добавил пару-тройку заманчивых перспектив.
— Пустозвон.
— Если бы. Все вполне серьезно.
— Тогда он зануда, и ты обрекаешь Абигайль на отвратительно скучный брак.
— И снова мимо. Возможно, он несколько более серьезен, чем некоторые его ровесники, но вцелом, почти неплох.
— "Почти неплох"! Ты ему не только руку дочери отдаешь, ты ему баронство оставляешь. Когда-нибудь. В далеком-далеком будущем, — уточнил Хеллештерн, встретив насмешливый взгляд друга. — Он не может быть "почти неплох".
— Баронство я оставляю их второму сыну, так как старший, безусловно, наследует герцогский титул отца.
— Вот лис! — восхитился генерал. — Дочь еще вообще незамужем, а вы уже о титулах и наследстве.
— Это было среди "заманчивых перспектив".
— Кошмар. Однако же, я испытываю непреодолимое желание встретиться с этим образчиком совершенства.
— У тебя будет такая возможность, — заверил Хеллештерна фок Хайнеманн. — Судя по выражению лица Абигайль, он должен приехать.
— Причем, не позже конца следующего месяца, — согласился генерал.
— Раньше. Если я правильно понял этот мечтательный взгляд.
— Это было ближе к концу. Но она нахмурилась, когда читала что-то в середине, — поддел Хеллештерн. — Так что конец следующего месяца, и это мое последнее слово.
— Не буду спорить, — с усмешкой заметил барон. — Сам все увидишь.
— А я бы поспорил. Но это было бы нечестное пари.

— Как же я вас люблю, — проговорила Абигайль, перечитывая последние строчки. Подняла на отца и генерала смеющийся взгляд и с улыбкой покачала головой. — Но какие вы ужасные люди!
— А то! — с гордостью в голосе подтвердил Хеллештерн.
— Совершенно кошмарные, — согласился отец с лукавым блеском в глазах.
— Твой герцог Окделл еще не знает, что его ждет, — многообещающим тоном заверил генерал.
— Но догадывается, Рольф.
— Умный мальчик. Это обнадеживает.
— Весьма…
Абигайль непочтительно расхохоталась. Генерал и отец обменялись выразительными взглядами, красноречиво свидетельствующими о том, что они думают о нравах молодого поколения.
Отсмеявшись, девушка коснулась лежащего у тарелки письма: Ричард писал, что приедет через шесть недель — отец оказался ближе к истине, практически не целясь.

И Абигайль ждала не только той минуты, когда сможет увидеть и даже обнять одного замечательного северного герцога, но встречи, которую обещают устроить Ричарду отец и генерал. Наверное, кровь — есть кровь, и она ужасная невеста, но, кажется, герцогу Окделлу и не нужно иной.

01.01.2015 г.

@темы: Абигайль фок Хайнеманн, Звезды над Дриксен, Зигфрид фок Хайнеманн, Отблески Этерны, Рольф Хеллештерн, тексты, хэдканон

18:40 

ОЭ: Восемь шагов навстречу

открывающий двери ©
предыстория

Ричарду Окделлу двадцать четыре. Он устало садится у костра, чувствуя уже привычную ноющую боль в плечах и шее, и вытягивает руки, придвигаясь ближе к огню.
— Скоро еще, Вольф?
Вольфстейн1 Тилль, их проводник, крепкий седой старик, готовый дать фору иным двадцатилетним, не умеющий читать, но ориентирующийся в здешних местах без карт каким-то внутренним чутьем, бросает на него веселый взгляд из-под кустистых бровей, почти скрытых надвинутой на лоб шапкой:
— Минуту, — помешав грубо вытесанной деревянной ложкой в котле, Вольф снимает пробу и зычно объявляет. — Готов, парни! Эй, малец, — ловит кого-то из оруженосцев, — тарелку его сиятельству, да поживее — не видишь, что ли, они оголодать изволили! Счас все будет, герцог.
Ричард только хохочет и стягивает перчатки, перебрасываясь репликами со своими людьми, собирающимися вокруг костра. Вольф выдает каждому подошедшему порцию густого супа, пахнущего так головокружительно, что человек начинает есть еще на ходу, обжигаясь и едва ни урча от удовольствия. Ричард принимает из рук замерзшего мальчишки тарелку айнтопфа2, греет о неё руки и тоже набрасывается на еду, сдаваясь терзающему его голоду.
До утонченных манер ли сейчас, когда он как никогда далек от образа "герцога Окделла"? Ричард, конечно, никогда не был сторонником роскошных излишеств в одежде, а золотое шитье признавал только на парадном камзоле, его гардероб не поражал разнообразием, однако все вещи были сшиты из дорогих, хотя и простых тканей, лучшим портным Олларии.
Но в эту минуту Ричарда и его людей заметает метелями зимний Бергмарк, где нет места ни камзолам, ни начищенным до блеска сапогам, а титул с легкой руки Тилля как-то сам собой превратился в прозвище. "С этим к герцогу", "Что думаете, герцог?", "Герцог, да за что?!" — слышит Ричард от членов своего маленького отряда и поначалу дергается, вспоминая свои первые дни в столице, когда в обращении "герцог Окделл" было оскорбительно мало почтения, зато с лихвой — надменного презрения.
Ричард макает черствеющий хлеб в похлебку и окидывает взглядом сидящих у огня. Дикари, как есть — дикари: небритые, заросшие, в меховых шапках, в шубах и тулупах, которые Вольф, по распоряжению Ричарда, купил в деревеньке на берегу Танпа перед тем, как отряд покинул предгорье, направляясь вглубь страны. Там же Ричард и сам брился в последний раз, так что теперь среди рядовых участников похода его выделяло только уважительное отношение подчиненных с легким покровительственным оттенком со стороны тех, кто был значительно старше молодого командующего.

читать дальше

@темы: хэдканон, тексты, Ричард Окделл, Звезды над Дриксен, Абигайль фок Хайнеманн

Вероятности

главная