Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: тексты (список заголовков)
23:24 

Люди Икс: О чувствах

открывающий двери ©
Не отчет, скорее просто небольшая зарисовка по игре "X-men. House of M."

Fear is withering the soul
At the point of no return.
We must be the change
We wish to see.
©


- Потому что я тебе не доверяю! – кричит Джубили склонившемуся к ней Пиро, и тот, отшатнувшись, еще какое-то время удерживает её взгляд, а после разворачивается и уходит.
Питер ощущает, как внутри появляется клубок пустоты, и его рука замирает в дюйме от плеча девушки.
- А мне ты доверяешь? – спрашивает он, пытаясь заглянуть в глаза опустившей голову Джу.
- Я не знаю, кому теперь могу доверять, - сдавленно шепчет она.
Клубок разрастается, заставляя еще отчетливее ощущать каждый удар быстро бьющегося сердца.
Питер осторожно кладет одну руку на плечо Джубили, гладя другой по волосам.
- Я хочу верить, - слышит он. – Хочу, но не могу.
Она вспомнила. Не все, скорее всего, но даже это немногое вывернуло её мир наизнанку.
Интересно, она помнит его?
Он пока что не помнит её вовсе.
- Попробуй, - тихо предлагает Питер, и одновременно Джу в отчаянном порыве бросается вперед, обнимая так крепко, что перехватывает дыхание.
- Вселенные могут меняться, - мягко говорит он, с силой прижимая к себе девушку, - мы остаемся неизменными. В той или в этой. Что бы ни было. Я обещаю.
Питер перебирает темные пряди Джубили, на короткий миг чувствуя дрожь в пальцах правой руки, и позволяет себе впервые за минувшие дни всерьез задаться вопросом, о котором старался не думать.
Кто ты, Питер Максимофф?
* * *

читать дальше

@темы: Люди Икс, Ролевые, тексты

22:00 

Люди Икс: Кое-что об особенностях дружбы

открывающий двери ©
Эта история родилась из разговора-обо-всем и желания сделать героев чуточку счастливее. Она началась с четырех предложений: двух пар, каждая из которых — действие одного и ответ/реакция второго %) Те самые "яркие мазки" наброска, которые могут стать чем-то большим, и в этот раз — стали.
Из предупреждений: хэдканон, АУ с середины "Дней минувшего будущего", полагаю, ООС (хотя всегда можно сказать, что одного персонажа "я так вижу", а второго — "хочу видеть" %)
Постскриптум предыстории: И я буду искренно благодарна за указанные фактические, логические, орфографические и пунктуационные ошибки.


Вселенная имеет забавную привычку схлопываться в минуты наивысших эмоциональных потрясений. Она любит баловать ощущением фальшивого уединения, отодвигая происходящее вокруг на призрачные мили и приглушая звуки.
Вот и сейчас в коридоре за распахнутыми дверями раздается какой-то шум: отрывистые голоса, быстрые шаги, переходящие на бег; на полу за спиной, как в припадке, прерывисто дыша, дергается кто-то из охраны; за окном слышится гул толпы, шорох шин по асфальту, щёлканье вспышек вездесущих журналистов… А Чарльз, даже отмечая это краем сознания, тут же забывает. И забывает о том, что забыл. В конце концов, он много лет мирился с перебивающими друг друга голосами в голове, и неплохо справлялся, поэтому игнорировать бесцеремонные попытки реальности вмешаться получается до смешного просто.
Ведь здесь Рэйвен. Его запутавшаяся, упрямая, испуганная Рэйвен. Он смотрит в её отчаянные глаза, и видит даже не девушку, с которой простился одиннадцать лет назад, а маленькую девочку, встреча с которой на кухне особняка так многое изменила в его жизни. В их жизнях.
— Мы пришли за тобой, — он и обращается к ней сейчас, как ребенку, которого, прежде всего, нужно успокоить, — Эрик и я. — он говорит и как будто сам себе не очень верит: не потому, что лукавит, но потому, что эта правда слишком огромна, чтобы уместить в одном-единственном разбитом сердце. Но он действительно хочет поверить, и, наверное, именно это заставляет его добавить решительно, — вместе.
— Не думала, что когда-нибудь увижу тебя.
Счастливая звезда мутации Мистик сглаживает влияние времени, и легко представить, что минувших лет не было, но так обмануться Чарльз не может, как бы ни хотел. И ему необходимо, что хоть на миг Рэйвен снова ему поверила. Снова поверила в него.
— Когда-то давно я пообещал тебе, что буду защищать тебя, — он торопится, едва ни глотая слова, с болью осознавая, что мог уже катастрофически опоздать, и вместе с тем — не в силах молчать. — И я знаю, я не сделал этого, я не сдержал обещания… — дыхание перехватывает, спазм сводит горло. Чарльз сглатывает, крепко стискивая плечо Рэйвен, — Не волнуйся, мы не отдадим им тебя.
Реальность пытается пробиться сквозь незримые щиты, шум перерастает в гулкий грохот, за спиной в комнате происходит какое-то движение, но Чарльз все еще слишком сосредоточен на Рэйвен, чтобы даже начать беспокоиться о чем-то или ком-то кроме неё.
А в следующий миг лежащий на столешнице пистолет влетает в протянутую руку Эрика. Чарльз видит, как меняется взгляд Рэйвен, слышит приглушенное "Эрик", сам резко оборачивается и замирает.
И мир замирает вместе с ним.
читать дальше

@темы: хэдканон, тексты, Эрик Леншерр, Чарльз Ксавье, Люди Икс

22:32 

ОЭ: Ужасно любимые люди

открывающий двери ©
Просто короткая зарисовка к "Восьми шагам...", которой тоже хочется поделиться.
(Автор благодарит не только алфавит за любезно предоставленные буквы, но и прекрасных "ужасных людей" за вдохновение :red: )


Письмо пришло за завтраком. Абигайль, взяв с подноса конверт, бросила на отца быстрый взгляд, и тот молча кивнул в ответ, позволяя вскрыть письмо за столом.
Взломав печать и углубившись в чтение, девушка, тем не менее, краем уха улавливала обрывки реплик, которыми обменивались отец и гостивший сейчас в Ротфогеле генерал Хеллештерн.
— Кажется, наша девочка нас бросила, — заметил генерал, и позволил зазвучать в голосе трагическим ноткам.
— Она просто выросла, — с философским спокойствием ответил барон. — С детьми такое случается.
— Пусть это случается с какими-то другими детьми. При чем тут Абигайль? — незамедлительно возразил Хеллештерн. — И я не понимаю, почему ты так спокоен? Кто вообще этот Окделл и чего он хочет?
— Он герцог, Повелитель Скал, родственник жены регента Талига и хочет жениться на Абигайль. И кто тебе сказал, что я спокоен?
— Ну, допустим, что нет. Но ты дал согласие.
— Его дала Абигайль.
— Допустим, — с нажимом повторил генерал. — Но ты не возражал. Что в нем такого? Что он может ей предложить?
— Могу дать почитать.
— Что, прости? — переспросил Хеллештерн. — Почитать?
— Почитать, — подтвердил барон. — Молодой человек любезно предоставил довольно любопытный перечень всех прав и привилегий, которые получит Абигайль, как жена герцога Окделла. И устно добавил пару-тройку заманчивых перспектив.
— Пустозвон.
— Если бы. Все вполне серьезно.
— Тогда он зануда, и ты обрекаешь Абигайль на отвратительно скучный брак.
— И снова мимо. Возможно, он несколько более серьезен, чем некоторые его ровесники, но вцелом, почти неплох.
— "Почти неплох"! Ты ему не только руку дочери отдаешь, ты ему баронство оставляешь. Когда-нибудь. В далеком-далеком будущем, — уточнил Хеллештерн, встретив насмешливый взгляд друга. — Он не может быть "почти неплох".
— Баронство я оставляю их второму сыну, так как старший, безусловно, наследует герцогский титул отца.
— Вот лис! — восхитился генерал. — Дочь еще вообще незамужем, а вы уже о титулах и наследстве.
— Это было среди "заманчивых перспектив".
— Кошмар. Однако же, я испытываю непреодолимое желание встретиться с этим образчиком совершенства.
— У тебя будет такая возможность, — заверил Хеллештерна фок Хайнеманн. — Судя по выражению лица Абигайль, он должен приехать.
— Причем, не позже конца следующего месяца, — согласился генерал.
— Раньше. Если я правильно понял этот мечтательный взгляд.
— Это было ближе к концу. Но она нахмурилась, когда читала что-то в середине, — поддел Хеллештерн. — Так что конец следующего месяца, и это мое последнее слово.
— Не буду спорить, — с усмешкой заметил барон. — Сам все увидишь.
— А я бы поспорил. Но это было бы нечестное пари.

— Как же я вас люблю, — проговорила Абигайль, перечитывая последние строчки. Подняла на отца и генерала смеющийся взгляд и с улыбкой покачала головой. — Но какие вы ужасные люди!
— А то! — с гордостью в голосе подтвердил Хеллештерн.
— Совершенно кошмарные, — согласился отец с лукавым блеском в глазах.
— Твой герцог Окделл еще не знает, что его ждет, — многообещающим тоном заверил генерал.
— Но догадывается, Рольф.
— Умный мальчик. Это обнадеживает.
— Весьма…
Абигайль непочтительно расхохоталась. Генерал и отец обменялись выразительными взглядами, красноречиво свидетельствующими о том, что они думают о нравах молодого поколения.
Отсмеявшись, девушка коснулась лежащего у тарелки письма: Ричард писал, что приедет через шесть недель — отец оказался ближе к истине, практически не целясь.

И Абигайль ждала не только той минуты, когда сможет увидеть и даже обнять одного замечательного северного герцога, но встречи, которую обещают устроить Ричарду отец и генерал. Наверное, кровь — есть кровь, и она ужасная невеста, но, кажется, герцогу Окделлу и не нужно иной.

01.01.2015 г.

@темы: Абигайль фок Хайнеманн, Звезды над Дриксен, Зигфрид фок Хайнеманн, Отблески Этерны, Рольф Хеллештерн, тексты, хэдканон

18:40 

ОЭ: Восемь шагов навстречу

открывающий двери ©
предыстория

Ричарду Окделлу двадцать четыре. Он устало садится у костра, чувствуя уже привычную ноющую боль в плечах и шее, и вытягивает руки, придвигаясь ближе к огню.
— Скоро еще, Вольф?
Вольфстейн1 Тилль, их проводник, крепкий седой старик, готовый дать фору иным двадцатилетним, не умеющий читать, но ориентирующийся в здешних местах без карт каким-то внутренним чутьем, бросает на него веселый взгляд из-под кустистых бровей, почти скрытых надвинутой на лоб шапкой:
— Минуту, — помешав грубо вытесанной деревянной ложкой в котле, Вольф снимает пробу и зычно объявляет. — Готов, парни! Эй, малец, — ловит кого-то из оруженосцев, — тарелку его сиятельству, да поживее — не видишь, что ли, они оголодать изволили! Счас все будет, герцог.
Ричард только хохочет и стягивает перчатки, перебрасываясь репликами со своими людьми, собирающимися вокруг костра. Вольф выдает каждому подошедшему порцию густого супа, пахнущего так головокружительно, что человек начинает есть еще на ходу, обжигаясь и едва ни урча от удовольствия. Ричард принимает из рук замерзшего мальчишки тарелку айнтопфа2, греет о неё руки и тоже набрасывается на еду, сдаваясь терзающему его голоду.
До утонченных манер ли сейчас, когда он как никогда далек от образа "герцога Окделла"? Ричард, конечно, никогда не был сторонником роскошных излишеств в одежде, а золотое шитье признавал только на парадном камзоле, его гардероб не поражал разнообразием, однако все вещи были сшиты из дорогих, хотя и простых тканей, лучшим портным Олларии.
Но в эту минуту Ричарда и его людей заметает метелями зимний Бергмарк, где нет места ни камзолам, ни начищенным до блеска сапогам, а титул с легкой руки Тилля как-то сам собой превратился в прозвище. "С этим к герцогу", "Что думаете, герцог?", "Герцог, да за что?!" — слышит Ричард от членов своего маленького отряда и поначалу дергается, вспоминая свои первые дни в столице, когда в обращении "герцог Окделл" было оскорбительно мало почтения, зато с лихвой — надменного презрения.
Ричард макает черствеющий хлеб в похлебку и окидывает взглядом сидящих у огня. Дикари, как есть — дикари: небритые, заросшие, в меховых шапках, в шубах и тулупах, которые Вольф, по распоряжению Ричарда, купил в деревеньке на берегу Танпа перед тем, как отряд покинул предгорье, направляясь вглубь страны. Там же Ричард и сам брился в последний раз, так что теперь среди рядовых участников похода его выделяло только уважительное отношение подчиненных с легким покровительственным оттенком со стороны тех, кто был значительно старше молодого командующего.

читать дальше

@темы: хэдканон, тексты, Ричард Окделл, Звезды над Дриксен, Абигайль фок Хайнеманн

21:52 

ОЭ: О тетушках и племянниках

открывающий двери ©
предыстория

Джеральд Карлион знает, что Кэналлоа — это государство в государстве, сильное и богатое герцогство, по странной прихоти своих властителей добровольно подчиняющееся Талигу. За незримой границей, проходящей по самой узкой части перешейка близ Сапатеро, простирается совсем другой юг, слишком непохожий на благожелательные, достаточно благополучные и благородные территории Эпинэ.
Другой язык, другая одежда, другие обычаи — на полуострове течет совсем другая жизнь, и странно, что само время еще не сменяет дни и месяцы как-то по-другому из одного лишь желания угодить хозяину этих земель. Джеральду известно, что южане не слишком любят выбираться вглубь страны, но если такое случается, предпочитают пользоваться именами, более привычными слуху жителей центральных земель. Говорят, это делается для общего удобства, однако молодому человеку кажется, что кэналлийцы просто слишком берегут свои имена, словно впитавшие яркость и жар южного солнца, рокот моря, переливы ветра и перебор гитарных струн, чтобы позволить трепать их на перекрестках северных дорог.
Да, для кэналлийцев все, кто живет восточнее Мон-де-Байонн — северяне. А Старый Карлион для них, вздохнув, признает Джеральд, должно быть, самый отдаленный, промерзший до деревянных остовов разрушенных замков северный край.
Но и у северян могут быть тайны сродни кэналлийским.
Джеральд складывает письма в резную шкатулку темного дерева, чьи медные уголки покрылись благородной зеленью патины еще при Грегори Карлионе-старшем. Отец, нынешний граф Карлион, рассказывал, что затейливая вещица попала в дом в самом начале Двадцатилетней войны, когда фамилия только-только начала поднимать голову после отшельничества последних двух столетий.
Однако куда более занимательная корреспонденция хранится в потайном отделении основательного письменного стола, доставшегося Джеральду в наследство от самого старшего брата, Фердинанда, трагически-бессмысленно погибшего несколько лет назад.

* * *

@темы: хэдканон, тексты, Тайна старого монастыря, Джеральд Карлион, Генриетта Карлион

12:52 

ОЭ: Чужая сказка

открывающий двери ©
У всякой истории есть свои причины быть рассказанной. В этот раз мне просто...захотелось. Действительно захотелось не только наделить героиню значительной частью своих внешних черт и (льщу себе) черт характера, но и позволить ей быть счастливой, придумав сказку в лучших традициях любовных романов и фанфиков с Мэри-Сью: Она — с не самой просто судьбой, Он — с не самым простым характером, умен, обаятелен, интересен, чрезвычайно хорош собой и вообще удивительным образом похож на Мечту Всех Женских Персонажей %))
История могла бы быть другой, но не стала. А до меня потом достаточно долго доходила простая в сущности мысль о том, что позволить себе стать Главной Героиней — не эгоизм. По крайней мере не та его нездоровая разновидность, которая отключает чувство реальности и действительно превращает Героиню в Леди Совершенство, налево и направо влюбляющую в себя Героев и вертящую ими, как ей захочется. Пожалуй, лучше всего итог моих раздумий иллюстрирует цитата из чудесного "Отпуска по обмену": "...in the movies we have leading ladies and we have the best friend. You, I can tell, are a leading lady, but for some reason you are behaving like the best friend" © Быть Главной Героиней собственной жизни и собственной истории — это нормально, и когда я это поняла — меня, кажется, отпустило.



Генриетта молчит, суеверно боясь дать имя тому, что между ними происходит.
Она молчит, отчего-то опасаясь даже просто признать, что это "что-то" — происходит. Так страшатся и отказываются назвать по имени выходца, отчетливо сознавая, что последует за зовом.

Когда она ощутила… еще не перемены — предчувствие их?
Когда проснулась неожиданно рано и обнаружила, что герцог Алва, спит рядом вместо того, чтобы по обыкновению вернуться к себе? В предрассветной мгле, наполнившей комнату, молодая женщина какое-то время пристально изучала лицо мужа, расслабленное, странно умиротворенное, неуловимо и в то же время слишком явно отличающееся от привычного ей.
Или скорее в ту ночь, когда, резко вынырнув из дурного сна, она увидела, что Алва, приподнявшись на локте, в свою очередь внимательно разглядывает её? Было полнолуние, а плотные тяжелые портьеры она не задергивала с первого своего дня пребывания в этом доме и этой комнате, и белый лунный свет, не таясь, высветил лицо мужчины, выражение его глаз, исполненных мягкой насмешки.

* * *

Генриетта вспоминает и улыбается этим воспоминаниям.
Теплые, смешные, печальные и нежные, мрачные, страшные, светлые, горькие — они все её. Её и этого невыносимого невозможного человека, гениального маршала, всесильного регента, которого обожают и боятся в Талиге и за его пределами, того, кто предложил ей однажды по одной ему ведомой прихоти стать его женой.
Она не знает, зачем это было нужно ему, но отдает себе отчет, почему согласилась сама: есть предложения, от которых не отказываются, особенно, если они обещают собственный дом той, что полжизни была его лишена.
читать дальше

@темы: Генриетта Карлион, Отблески Этерны, Рокэ Алва, тексты, хэдканон

21:25 

ОЭ: Тот самый разговор

открывающий двери ©
Юноша не мог отвести взгляда от руки, сжимавшей темный хрусталь, руки, убившей отца, Эстебана, Адгемара...1

Сердце, заполошно бившееся еще мгновение назад, словно замерло, сжалось, уступая место в груди панике, слепящей лавиной накрывающей, как чудилось Ричарду, все его существо.
Время застыло вместе с сердцем, растянув короткий миг в вечность. К горлу подкатил комок, мешая вдохнуть, на языке чувствовалась горечь.
Ричард уцепился взглядом за фамильный перстень на руке Алвы и каким-то чудом сделал короткий судорожный вдох.
Тук.
Сердце забилось снова. Гулко. Сильно.
Со вторым ударом Ричард сорвался с места, выбивая из рук эра бокал.
С третьим осел на пол, оглушенный воспоминанием о то, что яда в вине не было.

* * *

@темы: хэдканон, тексты, Рокэ Алва, Ричард Окделл, Отблески Этерны

19:50 

ОЭ: О том, как становятся взрослыми

открывающий двери ©
За почти три года службы оруженосцем Первого маршала Талига Ричард Окделл научился вполне неплохо фехтовать, стрелять и ездить верхом, но так и не овладел умением спать в седле.
Поэтому сейчас он почти спал на ходу.
Скорее свалившись с лошади, чем спешившись, как подобает, он практически вслепую добрался до своей комнаты и рухнул на кровать, с наслаждением вытянувшись и обняв подушку, о встрече с которой страстно мечтал последние полдня. Или полтора.
Ричард пробыл в дороге не меньше двенадцати суток, останавливаясь на ночлег только тогда, когда понимал, что вероятность свернуть себе шею, упав с лошади во сне, слишком высока. Да и тогда позволял себе лишь ненадолго вздремнуть, чтобы попытаться восстановить давно исчерпанные силы. Времени на полноценный сон просто не был, зато были важные документы, которые следовало в кратчайшие сроки доставить в Олларию. И была пара (или пара дюжин?) головорезов, которые хотели во что бы то ни стало помешать Ричарду в его славной миссии.
читать дальше

@темы: хэдканон, тексты, Ричард Окделл, Отблески Этерны

20:59 

ОЭ: О снах, решениях и дорогах

открывающий двери ©
Моро рванулся и закричал страшно и отчаянно, как кричат живые существа, теряя дорогих и любимых.

Вынырнув из сна, как из затхлого мутного омута, Ричард резко сел на кровати, стуча зубами, отчаянно пытаясь одновременно и вдохнуть, и затолкать рвущийся из горла беззвучный крик. Юношу трясло, рука дернулась сорвать с шеи незримую удавку, грудь казалась стянутой раскаленным обручем.
Отбросив сбившееся одеяло, Ричард стремительно поднялся на ноги и бросился к окну. Распахнул ставни, перегнулся через подоконник, почти насильно заставил себя вдохнуть.
Влажный ночной воздух успокоил горящее огнем и будто бы кровоточащее горло. Ричард дышал медленно и с наслаждением, радуясь уже тому, что в состоянии это делать, практически чувствуя на языке вкус стылой безлунной ночи, чернильной волной затопившей мир за окном.
Пальцы, стискивающие подоконник, расслабились, колени перестали подгибаться, с каждым глубоким вдохом успокаивалось невыносимо быстро колотящееся сердце.

* * *

@темы: Отблески Этерны, Ричард Окделл, Рокэ Алва, тексты, хэдканон

19:53 

ОЭ: О долге и мести

открывающий двери ©
Все началось (продолжилось) с "Отблесков Этерны", когда так захотелось, чтобы Ричард Окделл видел чуть больше и помнил о чести, а Рокэ Алва перестал быть просто крутой и трагичной drama queen.
Не то, чтобы "они были созданы друг для друга, но тупили по-страшному", но... тупили они действительно по-страшному, причем неизвестно, кто больше: шестнадцатилетний юнец, который не знал других правил, кроме тех, что заставила намертво вызубрить мать, или Первый маршал, взрослый (казалось бы!) тридцатипятилетний мужчина, блестящий стратег и политический гений.
Перечитывая все написанное, мне самой любопытно наблюдать, как в моей голове формировался собственный канон, обдумывались варианты, добавлялись или убирались подробности. Отправной точкой альтернатив всегда было отравление. Точнее его отсутствие. Дальнейшие события могли развиваться по-разному, но в одном я была уверена всегда - Ричард Окделл не должен отравить своего эра. Так что, наверное, даже неудивительно, что все началось именно с него, вернее даже - с возможных раздумий Ричарда после беседы с Августом Штанцлером.


* * *

Как мстить человеку, которому обязан? Причем не только и не столько из-за клятвы верности, но согласно законам куда более древним.
В день святого Фабиана, когда ты дал согласие стать оруженосцем герцога Алва, ты стал должен ему судьбу.
А в тот день, когда герцог Алва поднял Моро на дыбы, ты со всей отчетливостью осознал, что задолжал жизнь.
читать дальше

@темы: хэдканон, тексты, Рокэ Алва, Ричард Окделл, Отблески Этерны

Вероятности

главная